Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа

Достоевский Ф.М.

Бедные люди

РОМАН


  Ох уж эти мне сказочники! Нет чтоб написать чего-нибудть полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают!.. Уж вот воспретил бы им писать! Ну, на что Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа это похоже: читаешь... невольно задумаешься, -- а там всякая дребедень и пойдет в голову; право бы, воспретил им писать; так-таки просто совсем бы воспретил.

Кн. В Ф. Одоевский

  

Апреля 8.

   Неоценимая моя Варвара Алексеевна!

   Вчера я Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа был счастлив, чрезвычайно счастлив, донельзя счастлив! Вы хоть раз в жизни, упрямица, меня послушались. Вечерком, часов в восемь, просыпаюсь (вы понимаете, маточка, что я часочек-другой люблю подремать после должности Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа), свечку достал, приготовляю бумаги, чиню перо, вдруг, невзначай, подымаю глаза, -- право, у меня сердечко нот так и запрыгало! Так вы-таки сообразили, чего мне хотелось, чего сердчишку моему хотелось! Вижу, уголочек занавески у окна Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа вашего загнут и прицеплен к горшку с бальзамином, точнехонько так, как я вам тогда намекал; здесь же показалось мне, что и лицо ваше мелькнуло у окна, что и вы ко мне из Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа комнатки вашей смотрели, что и вы обо мне задумывались. И как мне обидно было, голубчик мой, что миловидного личика-то вашего я не мог рассмотреть хорошо! Было время, когда и Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа мы светло лицезрели, маточка. Не удовлетворенность старость, родная моя! Вот и сейчас всё как-то рябит в очах; чуток поработаешь вечерком, попишешь чего-нибудть, наутро и глаза раскраснеются, и слезы текут так Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, что даже совестно перед чужими бывает. Но же в воображении моем так и засветлела ваша улыбочка, ангельчик, ваша добренькая, приветливая улыбочка; и на сердечко моем было точно такое чувство, как тогда, как я поцеловал Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа вас, Варенька, -- помните ли, ангельчик? Понимаете ли, голубчик мой, мне даже показалось, что вы там мне пальчиком погрозили? Так ли, шалунья? Обязательно вы это всё опишите подробнее в вашем письме.

   Ну, а Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа какова наша придумочка насчет занавески вашей, Варенька? Премило, не правда ли? Сижу ли за работой, ложусь ли спать, просыпаюсь ли, уж знаю, что и вы там обо мне думаете, меня помните, ну Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа и сами-то здоровы и веселы. Опустите занавеску -- означает, прощайте, Макар Алексеевич, спать пора! Подымете -- означает, с хорошим днем, Макар Алексеевич, каково-то вы спали, либо: каково-то вы Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа в вашем здоровье, Макар Алексеевич? Что все-таки до меня касается, то я, слава творцу, не больна и благополучна! Как видите, душечка моя, как это ловко выдумано; и писем не надо! Хитро, не правда ли Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа? А ведь придумочка-то моя! А что, каковой я на эти дела, Варвара Алексеевна?

   Доложу я вам, маточка моя, Варвара Алексеевна, что спал я сию ночь хорошим порядком, вопреки ожиданий, чем Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа и очень доволен; хотя на новых квартирах, с новоселья, и всегда как-то не спится; всё что-то так, да не так! Встал я сейчас таким ясным орлом -- любо-весело! Что это какое Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа утро сейчас не плохое, маточка! У нас растворили окошко; солнышко светит, птички чирикают, воздух дышит вешними запахами, и вся природа оживляется -- ну, и остальное там всё было тоже соответствующее; всё Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа в порядке, по-весеннему. Я даже и помечтал сейчас достаточно приятно, и всё об вас были мечтания мои, Варенька. Сравнил я вас с птичкой небесной, на утеху людям и для декорации природы сделанной Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа. Здесь же пошевелил мозгами я, Варенька, что и мы, люди, живущие в заботе и треволнении, должны тоже завидовать беспечному и невинному счастию небесных птиц, -- ну, и остальное всё такое же, сему Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа же схожее; другими словами я всё такие сопоставления отдаленные делаю. У меня там книга есть одна, Варенька, так в ней то же самое, всё такое же очень тщательно описано. Я к Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа тому пишу, что ведь различные бывают мечтания, маточка. А вот сейчас весна, так и мысли всё такие приятные, острые, причудливые, и мечтания приходят нежные; всё в розовом цвете. Я к тому и Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа написал это всё; а вобщем, я это всё взял из книги. Там сочинитель обнаруживает такое же желание в стишках и пишет --

  

   Для чего я не птица, не плотоядная птица!

  

   Ну и т. д. Там и Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа есть еще различные мысли, да бог с ними! А вот куда это вы днем прогуливались сейчас, Варвара Алексеевна? Я к тому же в должность не сбирался, а вы, уж подлинно как пташка Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа весенняя, порхнули из комнаты и по двору прошли такая веселенькая. Как мне-то было забавно, на вас смотря! Ах, Варенька, Варенька! вы не грустите; слезами горю посодействовать нельзя; это я Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа знаю, маточка моя, это я на опыте знаю. Сейчас же вам так покойно, ну и здоровьем вы мало поправились. Ну, что ваша Федора? Ах, какая же она хорошая дама! Вы мне, Варенька, напишите Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, как вы с нею там живете сейчас и всем ли вы довольны? Федора-то мало ворчлива; да вы на это не смотрите, Варенька. Бог с нею! Она такая хорошая.

   Я уже вам Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа писал о местной Терезе, -- тоже и хорошая и верная дама. А как я волновался об наших письмах! Как они передаваться-то будут? А ах так здесь послал господь на наше счастие Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа Терезу. Она дама хорошая, смиренная, бессловесная. Но наша хозяйка просто свирепая. Затирает ее в работу, как будто ветошку какую-нибудь.

   Ну, в какую же я трущобу попал, Варвара Алексеевна! Ну, уж квартира! До этого Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа ведь я жил таким глухарем, сами понимаете: смирно, тихо; у меня, бывало, муха летит, так и муху слышно. А тут шум, вопль, гвалт! Да ведь вы к тому же не понимаете Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, как это всё тут устроено. Представте, приблизительно, длиннющий коридор, совсем черный и нечистый. По правую его руку будет глухая стенка, а по левую всё двери да двери, точно нумера, всё Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа так в ряд простираются. Ну, вот и нанимают эти нумера, а в их по одной комнатке в каждом; живут в одной и по двое, и по трое. Порядку не спрашивайте -- Ноев ковчег! Вобщем, кажется Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, люди отличные, всё такие образованные, ученые. Бюрократ один есть (он кое-где по литературной части), человек начитанный: и о Гомере, и о Брамбеусе, и о различных у их там сочинителях гласит, обо всем Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа гласит, -- умный человек! Два офицера живут и всё в карты играют. Мичман живет; англичанин-учитель живет. Постойте, я вас потешу, маточка; обрисую их в дальнейшем письме сатирически, другими словами Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа как они там сами по для себя, со всею подробностию. Хозяйка наша, -- очень малая и нечистая старушонка, -- целый денек в туфлях да в шлафроке прогуливается и целый денек всё орет на Терезу. Я живу в Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа кухне, либо еще вернее будет сказать ах так: здесь около кухни есть одна комната (а у нас, необходимо вам увидеть, кухня незапятнанная, светлая, очень отменная), комнатка маленькая, уголок таковой умеренный... другими словами Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, либо еще лучше сказать, кухня большая в три окна, так у меня повдоль поперечной стенки перегородка, так что и выходит вроде бы еще комната, нумер сверхштатный; всё просторное, комфортное, и окно есть Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, и всё, -- одним словом, всё комфортное. Ну, вот это мой уголочек. Ну, так вы и не думайте, маточка, чтоб здесь чего-нибудть такое другое и загадочный смысл какой был; что вот, мол Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, кухня! -- другими словами я, пожалуй, и в самой этой комнате за перегородкой живу, но это ничего; я для себя ото всех домом, помаленьку живу, втихомолочку живу. Поставил я у себя Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа кровать, стол, комод, стульев парочку, образ повесил. Правда, есть квартиры и лучше, -- может быть, есть и еще наилучшие, -- да удобство-то главное; ведь это я всё для удобства, и вы не думайте, что для Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа другого чего-нибудь. Ваше окошко напротив, через двор; и двор-то узкий, вас мимоходом узреешь -- всё веселее мне, горемычному, ну и дешевле. У нас тут самая последняя комната, со Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа столом, 30 5 рублей ассигнациями стоит. Не по кармашку! А моя квартира стоит мне семь рублей ассигнациями, да стол 5 целковых: вот 20 четыре с полтиною, а до этого ровно 30 платил, зато почти во всем для себя отказывал; чай Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа пивал не всегда, а сейчас вот и на чай и на сахар выгадал. Оно, понимаете ли, родная моя, чаю не пить как-то постыдно; тут всё люд достаточный, так Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа и постыдно. Ради чужих и пьешь его, Варенька, для вида, для тона; а по мне всё равно, я не прихотлив. Положите так, для карманных средств -- всё сколько-либо требуется -- ну, сапожишки какие Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа-нибудь, платьишко -- много ль остается? Вот и всё мое жалованье. Я-то не ропщу и доволен. Оно довольно. Вот уже пару лет довольно; награждения тоже бывают. Ну, прощайте, мой ангельчик. Я там купил Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа парочку горшков с бальзаминчиком и гераньку -- дешево. А вы, может быть, и резеду любите? Так и резеда есть, вы напишите; да, понимаете ли, всё как можно подробнее напишите. Вы, вобщем, не думайте чего Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа-нибудь и не сомневайтесь, маточка, обо мне, что я такую комнату нанял. Нет, это удобство принудило, и одно удобство совратило меня. Я ведь, маточка, средства коплю, откладываю; у меня денежка Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа водится. Вы не смотрите на то, что я таковой тихонький, что, кажется, муха меня крылом перешибет. Нет, маточка, я про себя не промах, и нрава совсем такового, как благопристойно жесткой и безмятежной души человеку. Прощайте Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, мой ангельчик! Расписался я вам чуть ли не на 2-ух листах, а на службу издавна пора. Целую ваши пальчики, маточка, и пребываю

   вашим нижайшим слугою и вернейшим другом

^ Макаром Девушкиным.

   P. S. Об Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа одном прошу: отвечайте мне, ангельчик мой, как можно подробнее. Я вам при сем посылаю, Варенька, фунтик конфет; так вы их скушайте на здоровье, да, ради бога, обо мне не хлопочите и не Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа будьте в претензии. Ну, так прощайте же, маточка.

  

Апреля 8.

   Милостивый сударь, Макар Алексеевич!

   Понимаете ли, что придется в конце концов совершенно поссориться с вами? Клянусь вам, хороший Макар Алексеевич, что мне Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа даже тяжело принимать ваши подарки. Я знаю, чего они вам стоят, каких лишений и отказов в необходимейшем для себя самому. Сколько раз я вам гласила, что мне не надо ничего, совсем Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа ничего; что я не способен вам воздать и за те благодеяния, которыми вы доныне осыпали меня. И для чего мне эти горшки? Ну, бальзаминчики еще ничего, а геранька для чего? Одно словечко Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа стоит неосмотрительно сказать, как к примеру об этой герани, уж вы тотчас и купите; ведь, правильно, недешево? Что за красота на ней цветочки! Пунсовые крестиками. Где это вы достали такую хорошенькую гераньку Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа? Я ее посредине окна поставила, на самом видном месте; на полу же поставлю лавку, а на лавку еще цветов поставлю; вот только дайте мне самой разбогатеть! Федора не нарадуется; у нас сейчас как будто Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа рай в комнате, -- чисто, светло! Ну, а конфеты для чего? И право, я на данный момент же по письму угадала, что у вас чего-нибудть да не так -- и рай, и весна, и Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа благоухания летают, и птички чирикают. Что это, я думаю, уж нет ли здесь и стихов? Ведь, право, одних стихов и недостает в письме вашем, Макар Алексеевич! И чувства нежные Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, и мечтания в розовом цвете -- всё тут есть! Про занавеску и не задумывалась; она, правильно, сама зацепилась, когда я горшки переставляла; вот вам!

   Ах, Макар Алексеевич! Что вы там ни гласите, как Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа ни рассчитывайте свои доходы, чтобы одурачить меня, чтоб показать, что все они сплошь идут на вас 1-го, но от меня не утаите и не скроете ничего. Ясно, что вы нужного лишаетесь из-за меня. Что Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа это вам вздумалось, к примеру, такую квартиру нанять? Ведь вас тревожат, беспокоят; вам тесновато, неловко. Вы любите уединение, а здесь и чего-чего нет около вас! А вы бы могли еще Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа лучше жить, судя по жалованью вашему. Федора гласит, что вы до этого и не в пример лучше теперешнего жили. Неуж-то ж вы так всю свою жизнь прожили, в одиночестве, в лишениях, без Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа радости, без дружественного приветливого слова, у чужих людей углы нанимая? Ах, хороший друг, как мне жалко вас! Щадите хоть здоровье свое, Макар Алексеевич! Вы гласите, что у вас глаза слабнут Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, так не пишите при свечках; для чего писать? Ваша ревность к службе и без того, возможно, известна начальникам вашим.

   Снова умоляю вас, не растрачивайте на меня столько средств. Знаю, что вы меня Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа любите, да сами-то вы не богаты... Сейчас я тоже забавно встала. Мне было так отлично; Федора издавна уже работала, ну и мне работу достала. Я так обрадовалась; сходила только шелку приобрести, ну и Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа принялась за работу. Целое утро мне было так просто на душе, я так была весела! А сейчас снова всё темные мысли, обидно; всё сердечко изныло.

   Ах, что-то будет со мною Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, какова-то будет моя судьба! Тяжело то, что я в таковой неизвестности, что я не имею будущности, что я и предугадывать не могу о том, что со мной станется. Вспять и поглядеть жутко Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа. Там всё такое горе, что сердечко напополам рвется при одном воспоминании. Век буду я плакаться на злых людей, меня погубивших!

   Смеркается. Пора за работу. Я вам о многом желала Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа бы написать, да некогда, к сроку работа. Необходимо торопиться. Естественно, письма не плохое дело; всё не так скучновато. А для чего вы сами к нам никогда не зайдете? Отчего это, Макар Алексеевич? Ведь Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа сейчас вам близко, ну и время время от времени у вас выгадывается свободное. Зайдите, пожалуйста! Я лицезрела вашу Терезу. Она, кажется, такая нездоровая; жаль было ее; я ей отдала 20 копеек. Да! чуток Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа было не забыла: обязательно напишите всё, как можно подробнее, о вашем житье-бытье. Что за люди такие кругом вас, и хорошо ли вы с ними живете? Мне очень охото всё это знать. Смотрите же Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, обязательно напишите! Сейчас уж я нарочно угол загну. Ложитесь пораньше; вчера я до полночи у вас огнь лицезрела. Ну, прощайте. Сейчас и тоска, и скучновато, и обидно! Знать, уж Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа денек таковой! Прощайте.

   Ваша

  

^ Варвара Доброселова.

  

Апреля 8.

   Милостивая государыня, Варвара Алексеевна!

   Да, маточка, да, родная моя, знать, уж день таковой на мою долю горемычную выдался! Да; подшутили вы нужно мной, стариком. Варвара Алексеевна! Вобщем, сам повинет Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, кругом повинет! Не пускаться бы на старости лет с клоком волос в амуры да в экивоки... И еще скажу, маточка: дивен время от времени человек, очень дивен. И, святые Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа вы мои! о чем заговорит, внесет тотчас! А что выходит-то, что следует-то из этого? Да ровно ничего не следует, а выходит такая дрянь, что убереги меня, господи! Я, маточка, я не сержусь Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, а так обидно только очень вспоминать обо всем, обидно, что я вам написал так фигурно и тупо. И в должность-то я пошел сейчас таким гоголем-щеголем; сияние такое было Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа на сердечко. На душе ни с того ни с этого таковой праздничек был; забавно было! За бумаги принялся заботливо -- да что вышло-то позже из этого! Уж позже только как огляделся, так всё стало как Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа и раньше -- и серенько и темненько. Всё те же чернильные пятна, всё те же столы и бумаги, ну и я всё таковой же; так, каким был, совсем таким же и остался, -- так Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа чего же здесь было на Пегасе-то ездить? Да из чего это вышло-то всё? Что солнышко проглянуло да небо полазоревело! от этого, что ли? Ну и что за Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа запахи такие, когда на нашем дворе под окнами и чему-чему не случается быть! Знать, это мне всё сдуру так показалось. А ведь случается же время от времени заплутаться так человеку в Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа собственных эмоциях собственных да занести околесную. Это ни от чего другого происходит, как от лишней, глуповатой горячности сердца. Домой-то я не пришел, а приплелся; ни с того ни с этого голова Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа у меня разболелась; уж это, знать, всё одно к одному. (В спину, что ли, надуло мне.) Я весне-то обрадовался, дурачина дурачиной, да в прохладной шинели пошел. И в чувствах-то вы моих Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа ошиблись, родная моя! Излияние-то их совсем в другую сторону приняли. Отеческая неприязненность одушевляла меня, единственно незапятнанная отеческая неприязненность, Варвара Алексеевна; ибо я занимаю у вас место отца родного, по горькому сиротству вашему; говорю Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа это от всего сердца, от незапятнанного сердца, по-родственному. Уж вроде бы там ни было, а я вам хоть далекий родной, хоть, по пословице, и седьмая вода на киселе, а Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа все-же родственник, и сейчас ближний родственник и покровитель; ибо там, где вы поближе всего имели право находить покровительства и защиты, отыскали вы предательство и обиду.

   А насчет стишков скажу я вам Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, маточка, что неблагопристойно мне на старости лет в составлении стихов упражняться. Стихи вздор! За стишки и в школах сейчас ребятишек секут... вот оно что, родная моя.

   Что это вы пишете мне, Варвара Алексеевна, про Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа удобства, про покой и про различные разности? Маточка моя, я не брюзглив и не требователен, никогда лучше теперешнего не жил; так чего же на старости-то лет капризничать? Я Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа сыт, одет, обут; ну и куда нам затеи затевать! Не графского рода! Родитель мой был не из дворянского звания и со всей-то семьей собственной был беднее меня по доходу. Я не неженка! Вобщем, если Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа на правду пошло, то на старенькой квартире моей всё было не в пример лучше; попривольнее было, маточка. Естественно, и теперешняя моя квартира хороша, даже в неком отношении веселее и, если желаете, разнообразнее Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа; я против этого ничего не говорю, да всё старенькой жалко. Мы, старенькые, другими словами старые, люди, к старенькым вещам, как к родному чему, привыкаем. Квартирка-то была, понимаете, малая такая; стенки были Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа... ну, да что гласить! -- стенки были, как и все стенки, не в их и дело, а вот воспоминания-то обо всем моем прежнем на меня тоску нагоняют... Странноватое дело -- тяжело, а мемуары Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа будто бы приятные. Даже что плохо было, на что тотчас и досадовал, и то в мемуарах как-то очищается от дурного и стает воображению моему в симпатичном виде. Тихо жили мы Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, Варенька; я да хозяйка моя, старушка, покойница. Вот и старушку-то мою с печальным чувством напоминаю сейчас! Отменная была она дама и дешево брала за квартиру. Она, бывало, всё вязала из Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа лоскутков различных одеяла на аршинных спицах; только этим и занималась. Огонь-то мы с нею совместно держали, так за одним столом и работали. Внучка у ней Маша была -- ребенком еще помню ее -- лет 13-ти Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа сейчас будет девченка. Такая шалунья была, веселенькая, всё нас смешила; вот мы втроем так и жили. Бывало, в длиннющий зимний вечер присядем к круглому столу, выпьем чайку, а позже и Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа за дело примемся. А старушка, чтобы Маше не скучновато было да чтобы не дурачилась шалунья, сказки, бывало, начнет сказывать. И какие сказки-то были! Не то что дитя, и толковый и Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа умный человек заслушается. Чего! сам я, бывало, закурю для себя трубочку, да так заслушаюсь, что и про дело забуду. А дитя-то, шалунья-то наша, задумается; подопрет ручонкой розовую щечку, ротик собственный Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа раскроет хорошенький и, чуток ужасная притча, так жмется, жмется к старушке. А нам-то любо было глядеть на нее; и не узреешь, как свечка нагорит, не слышишь, как на дворе тотчас и Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа вьюга злится и метель метет. Отлично было нам жить, Варенька; и вот так мы чуть не 20 лет совместно прожили. Да что я здесь заболтался! Вам, может быть, такая материя не нравится, ну и Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа мне вспоминать не так просто, особливо сейчас: время сумерки. Тереза с кое-чем возится, у меня болит голова, ну и спина малость болит, ну и мысли-то такие дивные, будто бы и они Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа тоже болят; обидно мне сейчас, Варенька! Что все-таки это вы пишете, родная моя? Как я к вам приду? Голубчик мой, что люди-то произнесут? Вот ведь через двор перейти Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа необходимо будет, наши увидят, расспрашивать станут, -- толки пойдут, сплетни пойдут, делу дадут другой смысл. Нет, ангельчик мой, я уж вас лучше завтра у всенощной увижу; это будет благоразумнее и для обоих нас безвреднее. Да не Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа взыщите на мне, маточка, за то, что я вам такое письмо написал; как пересчитал, так и вижу, что всё такое несвязное. Я, Варенька, старенькый, неученый человек; смолоду не выучился, а Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа сейчас и в разум ничего не пойдет, если опять обучаться начинать. Сознаюсь, маточка, не мастер обрисовывать, и знаю, без чужого другого указания и пересмеивания, что если захочу чего-нибудть написать позатейливее Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, так вздору нагорожу. Лицезрел вас у окна сейчас, лицезрел, как вы стору опустили. Прощайте, прощайте, храни вас господь! Прощайте, Варвара Алексеевна.

   Ваш бескорыстный друг

^ Макар Девушкин.

   P. S. Я, родная моя, сатиры-то ни Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа об ком не пишу сейчас. Стар я стал, матушка, Варвара Алексеевна, чтобы попусту зубы оскаливать! и нужно мной засмеются, по российской пословице: кто, мол, другому яму копает, так тот... и сам туда же Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа.

  

Апреля 9.

   Милостивый сударь, Макар Алексеевич!

   Ну, как вам не постыдно, друг мой и благодетель, Макар Алексеевич, так закручиниться и закапризничать. Неуж-то вы обиделись! Ах, я нередко бываю неосмотрительна, но не задумывалась Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, что вы слова мои примете за колючую шуточку. Будьте убеждены, что я никогда не осмелюсь шутить над вашими годами и над вашим нравом. Случилось же это всё по моей ветрености, а более поэтому Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, что страшно скучновато, а от скукотищи и за что не возьмешься? Я же считала, что вы сами в собственном письме желали похохотать. Мне страшно обидно стало, когда я увидела Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, что вы недовольны мною. Нет, хороший друг мой и благодетель, вы ошибетесь, если будете подозревать меня в нечувствительности и неблагодарности. Я умею оценить в моем сердечко всё, что вы для меня сделали Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, защитив меня от злых людей, от их гонения и ненависти. Я вечно буду за вас бога молить, и если моя молитва доходна к богу и небо внемлет ей, то вы будете счастливы Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа.

   Я сейчас чувствую себя очень нездоровою. Во мне жар и озноб попеременно. Федора за меня очень волнуется. Вы зря стыдитесь ходить к нам, Макар Алексеевич. Какое другим дело! Вы с нами знакомы, и дело Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа с концом!.. Прощайте, Макар Алексеевич. Более писать сейчас не о чем, ну и не могу: страшно недужится. Прошу вас снова не сердиться на меня и быть уверену в том обычном уважении и в Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа той привязанности, с каковыми честь имею пребыть наипреданнейшею

и покорнейшею услужницей вашей

^ Варварой Доброселовой.

  

Апреля 12.

   Милостивая государыня, Варвара Алексеевна!

   Ах, маточка моя, что это с вами! Вот ведь каждый-то раз Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа вы меня так пугаете. Пишу вам в каждом письме, чтобы вы береглись, чтобы вы закутались, чтобы не выходили в дурную погоду, осторожность во всем следили бы, -- а вы, ангельчик мой, меня и Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа не слушаетесь. Ах, голубчик мой, ну, как будто вы дитя какое-нибудь! Ведь вы слабые, как соломинка слабые, это я знаю. Чуток ветерочек какой, так вы и хвораете. Так остерегаться необходимо, самой о Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа для себя стараться, угроз избегать и друзей собственных в горе и в угнетение не вводить.

   Изъявляете желание, маточка, в подробности выяснить о моем житье-бытье и обо всем меня окружающем. С радостию спешу исполнить Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа ваше желание, родная моя. Начну поначалу, маточка: больше порядку будет. Во-1-х, в доме у нас, на чистом входе, лестницы очень средние; особливо парадная -- незапятнанная, светлая, широкая, всё чугун да красноватое Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа дерево. Зато уж про черную и не спрашивайте: винтообразная, сырая, грязная, ступени поломаны, и стенки такие жирные, что рука прилипает, когда на их опираешься. На каждой площадке стоят сундуки, стулья Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа и шкафы поломанные, ветошки развешаны, окна повыбиты; лоханки стоят со всякою нечистью, с грязюкой, с сором, с яичною скорлупою да с рыбьими пузырями; запах дурной... одним словом, нехорошо.

   Я уже описывал вам размещение Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа комнат; оно, нечего сказать, комфортно, это правда, но как-то в их душно, другими словами не то чтоб оно пахло плохо, а так, если можно выразиться, малость гнилостной, остро-услащенный запах некий. На 1-ый Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа раз воспоминание нерентабельное, но это всё ничего; стоит только минутки две побыть у нас, так и пройдет, и не почувствуешь, как всё пройдет, так как и сам как-то плохо пропахнешь Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, и платьице пропахнет, и руки пропахнут, и всё пропахнет, -- ну, и привыкнешь. У нас чижики так и мрут. Мичман уж 5-ого покупает, -- не живут в нашем воздухе, ну и только. Кухня у нас Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа большая, широкая, светлая. Правда, по утрам чадно мало, когда рыбу либо говядину жарят, ну и нальют и намочат всюду, зато уж вечерком рай. В кухне у нас на веревках Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа всегда белье висит старенькое; а потому что моя комната неподалеку, другими словами практически примыкает к кухне, то запах от белья меня волнует незначительно; но ничего: поживешь и попривыкнешь.

   С самого ранешнего утра, Варенька, у нас Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа возня начинается, встают, прогуливаются, стучат, -- это подымаются все, кому нужно, кто в службе либо так, сам по для себя; все пить чай начинают. Самовары у нас хозяйские, большею частию, не много Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа их, ну так мы все очередь держим; а кто попадет не в очередь со своим чайником, так на данный момент тому голову вымоют. Вот я было попал впервой, да... вобщем, что все Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа-таки писать! Тут-то я со всеми и познакомился. С мичманом с первым познакомился; откровенный таковой, всё мне поведал: про батюшку, про матушку, про сестрицу, что за тульским заседателем, и про город Кронштадт Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа. Обещал мне во всем покровительствовать и здесь же меня к для себя на чай пригласил. Нашел я его в той комнате, где у нас заурядно в карты играют. Там мне Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа дали чаю и обязательно желали, чтобы я в азартную игру с ними играл. Смеялись ли они, нет ли нужно мною, не знаю; только сами они всю ночь напролет проиграли, и когда я вошел, так Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа тоже игрались. Мел, карты, дым таковой прогуливался по всей комнате, что глаза ело. Играть я не стал, и мне на данный момент увидели, что я про философию говорю. Позже уж никто Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа со мною и не гласил всё время; да я, по правде, рад был тому. Не пойду к ним сейчас; азарт у их, незапятнанный азарт! Вот у бюрократа по литературной части бывают также Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа собрания по вечерам. Ну, у того отлично, робко, невинно и деликатно; всё на узкой ноге.

   Ну, Варенька, замечу вам еще мимоходом, что прегадкая дама наша хозяйка, к тому же сущая колдунья Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа. Вы лицезрели Терезу. Ну, что она такое на самом-то деле? Худенькая, как общипанный, чахлый цыпленок. В доме и людей-то всего двое: Тереза да Фальдони, хозяйский слуга. Я не знаю Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, может быть, у него есть и другое какое имя, только он и на это откликается; все его так зовут. Он рыжеватый, чухна какая-то, кривой, курносый, грубиян: всё с Терезой ругается, чуть ли не дерутся Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа. Вообщем сказать, жить мне тут не так чтоб совершенно было отлично... Чтобы этак всем разом ночкой уснуть и успокоиться -- этого никогда не бывает. Уж вечно где-нибудь посиживают да играют, а Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа время от времени и такое делается, что постыдно говорить. Сейчас уж я все-же пообвык, а вот удивляюсь, как в таком содоме семейные люди уживаются. Целая семья бедняков каких-либо Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа у нашей хозяйки комнату нанимает, только не рядом с другими нумерами, а по другую сторону, в углу, раздельно. Люди смирные! Об их никто ничего и не слышит. Живут они в одной комнатке, огородясь в Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа ней перегородкою. Он некий бюрократ без места, из службы лет семь тому исключенный за что-то. Фамилья его Горшков; таковой седенький, небольшой; прогуливается в таком засаленном, в таком истертом платьице, что больно глядеть Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа; куда ужаснее моего! Ничтожный, хилый таковой (встречаемся мы с ним время от времени в коридоре); коленки у него дрожат, руки дрожат, голова дрожит, уж от заболевания, что ли, какой, бог Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа его знает; застенчивый, опасается всех, прогуливается стороночкой; уж я стеснителен тотчас, а этот еще ужаснее. Семейства у него -- супруга и трое малышей. Старший, мальчишка, весь в отца, тоже таковой чахлый. Супруга была когда Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа-то собою очень недурна, и сейчас приметно; прогуливается, бедная, в таком ничтожном отребье. Они, я слышал, задолжали хозяйке; она с ними что-то не очень нежна. Слышал тоже, что у самого-то Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа Горшкова проблемы есть какие-то, по которым он и места лишился... процесс не процесс, под трибуналом не под трибуналом, под следствием каким-то, что ли -- уж поистине не могу вам Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа сказать. Бедны-то они, бедны -- господи, бог мой! Всегда у их в комнате тихо и смирно, как будто и не живет никто. Даже деток не слышно. И не бывает этого, чтоб когда-нибудь Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа порезвились, поиграли детки, а это худенький символ. Как-то мне раз, вечерком, случилось мимо их дверей пройти; на ту пору в доме стало что-то не по-обычному тихо; слышу всхлипывание, позже Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа шепот, позже снова всхлипывание, точно будто бы рыдают, да так тихо, так жаль, что у меня всё сердечко надорвалось, и позже всю ночь идея об этих бедняках меня не покидала, так что и Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа уснуть не удалось хорошо.

   Ну, прощайте, дружочек неоценимый мой, Варенька! Обрисовал я вам всё, как умел. Сейчас я весь денек всё только об вас и думаю. У меня за вас, родная моя, все Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа сердечко изныло. Вот ведь, душечка моя, я вот знаю, что у вас теплого салопа нет. Уж эти мне петербургские весны, ветры да дождички со снежочком, -- уж это погибель моя, Варенька! Такое благорастворение Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа воздухов, что убереги меня, господи! Не взыщите, душечка, на писании; слогу нет, Варенька, слогу нет никакого. Хоть бы какой-либо был! Пишу, что на разум взбредет, так, чтоб вас только поразвеселить чем Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа-нибудь. Вот ведь если бы я обучался как-нибудь, дело другое; а то ведь как я обучался? даже и не на медные средства.

Ваш обычный и верный друг

^ Макар Девушкин.

  

Апреля 25.

   Милостивый Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа сударь, Макар Алексеевич!

   Сейчас я двоюродную сестру мою Сашу встретила! Кошмар! и она погибнет, бедная! Услышала я тоже со стороны, что Анна Федоровна всё обо мне выведывает. Она, кажется, никогда не закончит Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа меня преследовать. Она гласит, что хочет простить меня, забыть всё прошедшее и что обязательно сама навестит меня. Гласит, что вы мне совсем не родственник, что она поближе мне родственница, что в семейные дела Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа наши вы не имеете никакого права заходить и что мне постыдно и неблагопристойно жить вашей милостыней и на вашем содержании... гласит, что я забыла ее хлеб-соль, что она меня с матушкой Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, может быть, от голодной погибели освободила, что она нас поила-кормила и с лишком два с половиною года на нас убыточилась, что она нам сверх всего этого долг простила. И матушку Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа-то она пощадить не желала! А если б знала бедная матушка, что они со мною сделали! Бог лицезреет!.. Анна Федоровна гласит, что я по глупости моей собственного счастия удержать не искусна Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, что она сама меня на счастие наводила, что она ни в чем остальном не повинна и что я сама за честь свою не искусна, а может быть, и не желала вступиться. А кто Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа же здесь повинет, боже величавый! Она гласит, что государь Быков прав совсем и что не на всякой же жениться, которая... да что писать! Безжалостно слышать такую неправду, Макар Алексеевич! Я не знаю Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, что со мною сейчас делается. Я дрожу, плачу, рыдаю; это письмо я вам два часа писала. Я задумывался, что она по последней мере сознает свою вину предо мною; а она Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа ах так сейчас! Ради бога, не тревожьтесь, друг мой, единственный благожелатель мой! Федора все преумножает: я не больна. Я только простыла мало вчера, когда прогуливалась на Волково к матушке панихиду служить. Для чего Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа вы не пошли совместно со мною; я вас так просила. Ах, бедная, бедная моя матушка, если бы ты встала из гроба, если б ты знала, если бы ты лицезрела, что они со мною сделали Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа!..

В. Д.

  

Мая 20.

   Голубчик мой, Варенька!

   Посылаю вам винограду незначительно, душечка; для выздоравливающей это, молвят, отлично, ну и доктор советует для утоления жажды, так только единственно для жажды. Вам розанчиков Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа накануне захотелось, маточка; итак вот я вам их сейчас посылаю. Есть ли у вас аппетит, душечка? -- вот что главное. Вобщем, слава богу, что всё прошло и кончилось и что несчастия наши тоже совсем Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа оканчиваются. Воздадим благодарение небу! А что до книг касается, то достать покамест нигде не могу. Есть здесь, молвят, отменная книга одна и очень высочайшим слогом написанная; молвят, что хороша, я сам Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа не читал, а тут очень хвалят. Я просил ее себе; обещались препроводить. Только будете ли вы-то читать? Вы у меня на этот счет привередница; тяжело угодить на ваш вкус, уж я вас знаю Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, голубчик вы мой; вам, правильно, всё стихотворство нужно, воздыханий, амуров, -- ну, и стихов достану, всего достану; там есть тетрадка одна переписанная.

   Я-то живу отлично. Вы, маточка, обо мне не волнуйтесь, пожалуйста Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, А что Федора вам насказала на меня, так всё это вздор; вы ей скажите, что она наврала, обязательно скажите ей, сплетнице!.. Я нового вицмундира совершенно не продавал. Ну и для чего Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, сами рассудите, для чего продавать? Вот, молвят, мне 40 рублей серебром награждения выходит, так для чего же продавать? Вы, маточка, не волнуйтесь; она мнительна, Федора-то, она мнительна. Заживем мы, голубчик мой Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа! Только вы-то, ангельчик, выздоравливайте, ради бога, выздоравливайте, на огорчите старика. Кто это гласит вам, что я похудел? Инсинуация, снова инсинуация! Здоровехонек и растолстел так, что самому снова становится совестно, сыт и доволен по Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа гортань; вот лишь бы вы-то выздоравливали! Ну, прощайте, мой ангельчик; целую все ваши пальчики и пребываю вашим нескончаемым, постоянным другом

^ Макаром Девушкиным.

   P. S. Ах, душенька моя, что это Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа вы снова по правде стали писать?.. о чем вы блажите-то! да как мне ходить к вам так нередко, маточка, как? я вас спрашиваю. Разве темнотою ночною пользуясь; да вот сейчас и Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа ночей-то практически не бывает: время такое. Я и то, маточка моя, ангельчик, вас практически совершенно не покидал во всё время заболевания вашей, во время беспамятства-то вашего; да и здесь я и сам Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа уж не знаю, как я все эти дела обделывал; ну и то позже закончил ходить; ибо любопытничать и расспрашивать начали. Тут уж и без того сплетня заплелась какая-то. Я на Терезу Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа надеюсь; она не болтлива; но всё же, сами рассудите вы, маточка, каково это будет, когда они всё узнаю про нас? Что-то они подумаю и что они произнесут тогда? Итак вот вы скрепите Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа сердце, маточка, да переждите до излечения; а мы позже уж так, вне дома, где-нибудь рандеву дадим.

  

Июня 1.

   Любезнейший Макар Алексеевич!

   Мне так охото сделать вам чего-нибудть угодное и приятное за Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа все ваши хлопоты и старания обо мне, за всю вашу любовь ко мне, что я отважилась в конце концов на скуку порыться в моем комоде и найти мою тетрадь Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, которую сейчас и посылаю вам. Я начала ее еще в счастливое время жизни моей. Вы нередко с любопытством расспрашивали о моем прежнем житье-бытье, о матушке, о Покровском, о моем пребывании у Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа Анны Федоровны и, в конце концов, о недавнешних несчастиях моих и так нетерпеливо вожделели прочитать эту тетрадь, где мне вздумалось, бог знает зачем, отметить кое-какие мгновения из моей жизни, что я Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа не сомневаюсь принести вам огромное наслаждение моею посылкою. Мне же как-то обидно было перечитывать это. Мне кажется, что я уже в два раза постарела с того времени, как написала в этих записках последнюю Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа строку. Всё это писано в различные сроки. Прощайте, Макар Алексеевич! Мне страшно скучновато сейчас, и меня нередко мучит бессонница. Прескучное излечение!

В. Д.

  

  

I

   Мне было только четырнадцать лет, когда погиб Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа батюшка. Детство мое было самым счастливым временем моей жизни. Началось оно не тут, но далековато отсюда, в провинции, в глуши. Батюшка был управителем большущего имения князя П--го, в Т--й губернии Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа. Мы жили в одной из деревень князя, и жили тихо, неслышно, счастливо... Я была такая быстрая малая; только и делаю, бывало, что бегаю по полям, по рощам, по саду, а обо мне Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа никто и не хлопотал. Батюшка беспрерывно был занят делами, матушка занималась хозяйством; меня ничему не учили, а я тому и рада была. Бывало, с самого ранешнего утра убегу либо на пруд, либо в рощу, либо Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа на сенокос, либо к жнецам -- и нужды нет, что солнце выпекает, что забежишь сама не знаешь куда от селенья, исцарапаешься об кустики, разорвешь свое платьице, -- дома после бранят, а мне и ничего Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа.

   И мне кажется, я бы так была счастлива, если бы пришлось хоть всю жизнь мою не выезжать из деревни и жить на одном месте. А меж тем я еще дитею принуждена Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа была бросить родные места. Мне было еще только двенадцать лет, когда мы в Петербург переехали. Ах, как я обидно помню наши грустные сборы! Как я рыдала, когда прощалась со всем, что Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа так было мило мне. Я помню, что я ринулась на шейку батюшке и со слезами умоляла остаться хоть чуть-чуть в деревне. Батюшка заорал на меня, матушка рыдала; гласила, что нужно Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, что дела этого добивались. Старенькый князь П-й погиб. Наследники отказали батюшке от должности. У батюшки были кой-какие средства в оборотах в руках личных лиц в Петербурге. Надеясь поправить свои происшествия, он почел нужным Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа свое личное тут присутствие. Всё это я выяснила после от матушки. Мы тут поселились на Петербургской стороне и прожили на одном месте до самой кончины батюшки.

   Как тяжело было мне Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа привыкать к новейшей жизни! Мы въехали в Петербург осенью. Когда мы оставляли деревню, денек был таковой светлый, теплый, броский; сельские работы кончались; на гумнах уже громоздились большие скирды хлеба и толпились крикливые своры птиц Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа; всё было так ясно и забавно, а тут, при заезде нашем в город, дождик, гнилостная осенняя изморозь, непогодица, слякоть и масса новых, незнакомых лиц, негостеприимных, недовольных, сердитых! Кое-как Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа мы устроились. Помню, все так суетились у нас, всё заботились, обзаводились новым хозяйством. Батюшки всё не было дома, у матушки не было покойной минутки -- меня позабыли совершенно. Обидно мне было вставать поутру Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, после первой ночи на нашем новоселье. Окна наши выходили на некий желтоватый забор. На улице повсевременно была грязь. Прохожие были редки, и они все так плотно закутались, всем так было холодно.

   А дома у Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа нас по целым денькам была ужасная тоска и скукотища. Родных и близких знакомых у нас практически не было. С Анной Федоровной батюшка был в ссоре. (Он был ей что-то должен.) Прогуливались к Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа нам достаточно нередко люди по делам. Заурядно спорили, шумели, орали. После каждого посещения батюшка делался таким недовольным, сердитым; по целым часам прогуливается, бывало, из угла в угол, нахмурясь, и ни с Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа кем слова не вымолвит. Матушка не смела и тогда заговорить с ним и молчала. Я садилась куда-нибудь в уголок за книгу -- смирно, тихо, пошевелиться, бывало, не смею.

   Три месяца спустя по Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа приезде нашем в Петербург меня дали в пансион. Вот грустно-то было мне поначалу в чужих людях! Всё так сухо, неприветливо было, -- гувернантки такие крикуньи, девушки такие насмешницы, а я такая Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа дикарка. Строго, взыскательно! Часы на всё положенные, общий стол, скучноватые учителя -- всё это меня поначалу истерзало, измучило. Я там и спать не могла. Плачу, бывало, целую ночь, длинноватую, скучноватую, прохладную ночь Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа. Бывало, но вечерам все повторяют либо учат уроки; я сижу для себя за дискуссиями либо вокабулами, шевельнуться не смею, а сама всё думаю про домашний наш угол, про батюшку, про матушку, про мою Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа старушку няню, про нянины сказки... ах, как сгрустнется! Об самой пустой вещице в доме, и о той с наслаждением вспоминаешь. Думаешь-думаешь: ах так бы отлично сейчас было дома! Посиживала бы Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа я в малеханькой комнатке нашей, у самовара, вкупе с нашими; было бы так тепло, отлично, знакомо. Вроде бы, думаешь, обняла сейчас матушку, крепко-крепко, горячо-горячо! Думаешь-думаешь, ну и заплачешь тихонько с тоски Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, давя в груди слезы, и нейдут на мозг вокабулы. Как к завтра урока не выучишь; всю ночь снятся учитель, мадам, девушки; всю ночь во сне уроки твердишь, а на другой денек ничего Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа не знаешь. Поставят на колени, дадут одно кушанье. Я была такая унылая, кислая. Поначалу все девушки нужно мной смеялись, дразнили меня, сбивали, когда я гласила уроки, щипали, когда мы в рядах Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа шли к обеду либо к чаю, сетовали на меня ни за что ни про что гувернантке. Зато какой рай, когда няня придет, бывало, за мной в субботу вечерком. Так и обниму, бывало, мою Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа старушку в исступлении радости. Она меня оденет, укутает, дорогою не поспевает за мной, а я ей всё болтаю, болтаю, рассказываю. Домой приду радостная, веселая, прочно обниму наших, будто бы после десятилетней разлуки Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа. Начнутся толки, дискуссии, рассказы; со всеми здороваешься, смеешься, хохочешь, бегаешь, прыгаешь. С батюшкой начнутся дискуссии суровые, о науках, о наших учителях, о французском языке, о грамматике Ломонда -- и все мы так веселы, так Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа довольны. Мне и сейчас забавно вспоминать об этих минутках. Я всеми силами старалась обучаться и угождать батюшке. Я лицезрела, что он последнее на меня отдавал, а сам бился бог Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа знает как. С каждым деньком он становился всё темнее, недовольнее, сердитее; нрав его совершенно испортился: дела не удавались, долгов было пропасть. Матушка, бывало, и рыдать страшилась, слова сказать страшилась, чтоб не рассердить батюшку; сделалась Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа нездоровая такая; всё худела, худела и стала плохо кашлять. Я, бывало, приду из пансиона -- всё такие печальные лица; матушка потихоньку рыдает, батюшка сердится. Начнутся упреки, укоры. Батюшка начнет гласить, что Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа я ему не доставляю никаких радостей, никаких утешений; что они из-за меня последнего лишаются, а я до сего времени не говорю по-французски; одним словом, все беды, все несчастия, всё, всё вымещалось на Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа мне и на матушке. Как можно было истязать бедную матушку? Смотря на нее, сердечко разрывалось, бывало: щеки ее ввалились, глаза впали, в лице был таковой чахоточный цвет. Мне доставалось больше Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа всех. Начиналось всегда из пустяков, а позже уж бог знает до чего доходило; нередко я даже не понимала, о чем идет дело. Чего не причиталось!.. И французский язык, и что я большая дурочка, и Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа что содержательница нашего пансиона недобросовестная, глуповатая дама; что она об нашей нравственности не хлопочет; что батюшка службы для себя до сего времени не может отыскать и что грамматика Ломонда гнусная грамматика Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, а Запольского еще лучше; что на меня средств много бросили по-пустому; что я, видно, нечуткая, каменная, -- одним словом, я, бедная, из всех сил билась, твердя дискуссии и вокабулы, а во Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа всем была повинна, за всё отвечала! И это совершенно не оттого, чтоб батюшка не обожал меня: во мне и матушке он души не слышал. Но уж это так, нрав был таковой.

   Заботы, огорчения, беды измучили Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа бедного батюшку до крайности: он стал недоверчив, желчен; нередко был близок к отчаянию, начал третировать своим здоровьем, простыл и вдруг захворал, мучился недолго и скончался так в один момент, так Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа скоропостижно, что мы все некоторое количество дней были вне себя от удара. Матушка была в каком-то оцепенении; я даже страшилась за ее рассудок. Только-только скончался батюшка, кредиторы явились к нам как из Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа земли, нахлынули гурьбою. Всё, что у нас ни было, мы дали. Наш домик на Петербургской стороне, который батюшка купил полгода спустя после переселения нашего в Петербург, был также продан. Не Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа знаю, как уладили остальное, но сами мы остались без крова, без пристанища, без пропитания. Матушка мачалась изнурительною болезнию, прокормить мы себя не могли, жить было нечем, впереди была смерть. Мне тогда только минуло Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа четырнадцать лет. Вот тут-то нас и посетила Анна Федоровна. Она всё гласит, что она какая-то помещица и нам доводится какою-то роднею. Матушка тоже гласила, что она нам родня, только очень Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа далекая. При жизни батюшки она к нам никогда не прогуливалась. Явилась она со слезами на очах, гласила, что воспринимает в нас огромное роль; сострадала о нашей потере, о нашем бедственном Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа положении, прибавила, что батюшка был сам повинет: что он не по силам жил, далековато забирался и что уж очень на свои силы возлагал надежды. Нашла желание сойтись с нами короче, предложила запамятовать взаимные проблемы Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа; а когда матушка объявила, что никогда не ощущала к ней неприязни, то она прослезилась, повела матушку в церковь и заказала панихиду по голубчике (так она выразилась о батюшке). После чего она торжественно Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа помирилась с матушкой.

   После длительных вступлений и предуведомлений Анна Федоровна, изобразив в ярчайших красках наше бедственное положение, сиротство, безнадежность, слабость,

   пригласила нас, как она сама выразилась, у ней приютиться. Матушка благодарила, но Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа длительно не решалась; но потому что делать было нечего и по другому распорядиться никак нельзя, то и объявила в конце концов Анне Федоровне, что ее предложение мы принимаем с Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа благодарностию. Как сейчас помню утро, в которое мы перебирались с Петербургской стороны на Васильевский полуостров. Утро было осеннее, ясное, сухое, морозное. Матушка рыдала; мне было страшно обидно; грудь у меня разрывалась, душу томило от некий Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа неизъяснимой, ужасной тоски... Тяжкое было время.

   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  

  

II

   Поначалу, покамест еще мы, другими словами я и матушка, не обжились на нашем новоселье, нам обеим было как-то страшно, дико у Анны Федоровны. Анна Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа Федоровна жила в своем доме, в 6-ой полосы. В доме всего было 5 незапятнанных комнат. В 3-х из их жила Анна Федоровна и двоюродная сестра моя, Саша, которая у ней воспитывалась, -- ребенок, сиротка, без Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа отца и мамы. Позже в одной комнате жили мы, и, в конце концов, в последней комнате, рядом с нами, помещался один бедный студент Покровский, жилец у Анны Федоровны. Анна Федоровна жила Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа прекрасно, богаче, чем бы можно было полагать; но состояние ее было таинственно, так же как и ее занятия. Она всегда суетилась, всегда была озабочена, выезжала и выходила по нескольку раз Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа в денек; но что она делала, о чем хлопотала и зачем хлопотала, этого я никак не могла угадать. Знакомство у ней было огромное и различное. К ней всё, бывало, гости ездили, и всё бог Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа знает какие люди, всегда по каким-то делам и на минуту. Матушка всегда уводила меня в нашу комнату, бывало, только-только зазвенит колокольчик. Анна Федоровна страшно сердилась за это на матушку и Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа беспрерывно говорила, что уж мы очень горды, что не по силам горды, что было бы еще чем гордиться, и по целым часам не смолкала. Я не понимала тогда этих упреков в гордости Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа; точно так же я только сейчас выяснила либо по последней мере предугадываю, почему матушка не решалась жить у Анны Федоровны. Злая дама была Анна Федоровна; она беспрерывно нас истязала.

   До сего времени для Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа меня потаенна, для чего конкретно она приглашала пас к для себя? Поначалу она была с нами достаточно нежна, -- а позже уж и выказала собственный реальный нрав полностью, как увидала, что мы Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа совсем беспомощны и что нам идти некуда. Потом со мной она сделалась очень нежна, даже как-то грубо нежна, до лести, но поначалу и я вытерпела заодно с матушкой. Поминутно попрекала она Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа нас; только и делала, что говорила о собственных благодеяниях. Сторонним людям рекомендовала нас как собственных бедных родственниц, вдовицу и сироту немощных, которых она из милости, ради любви христианской, у себя приютила. За Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа столом каждый кусочек, который мы брали, следила очами, а если мы не ели, так снова начиналась история: мол, мы гнушаемся; не взыщите, чем богата, тем и рада; было ли бы Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа еще у нас самих лучше. Батюшку поминутно бранила: гласила, что лучше других желал быть, да худо и вышло; мол, супругу с дочерью пустил по миру, и что не нашлось бы родственницы благодетельной, христианской Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа души, сердобольной, так еще бог знает пришлось бы, может быть, посреди улицы с голоду сгнить. Чего-чего она не гласила! Не так горько, как отвратно было ее слушать. Матушка поминутно рыдала; здоровье Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа ее становилось денек от денька ужаснее, она видимо чахла, а меж тем мы с нею работали утром до ночи, доставали заказную работу, шили, что очень не нравилось Анне Федоровне; она поминутно Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа гласила, что у нее не престижный магазин в доме. Но необходимо было одеваться, необходимо было на непредвидимые расходы откладывать, необходимо было обязательно свои средства иметь. Мы на всякий случай накапливали, возлагали надежды, что можно Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа будет с течением времени переехать куда-нибудь. Но матушка последнее здоровье свое растеряла на работе: она слабла с каждым деньком. Болезнь, как червяк, видимо подтачивала жизнь ее и близила к Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа гробу. Я всё лицезрела, всё ощущала, всё выстрадала; всё это было на очах моих!

   Деньки проходили за деньками, и каждый денек был похож на предшествующий. Мы жили тихо, будто бы и не в городке. Анна Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа Федоровна постепенно стихала, по мере того как сама стала полностью сознавать свое владычество. Ей, вобщем, никогда и никто не задумывался прекословить. В нашей комнате мы были разделены от ее половины коридором Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, а рядом с нами, как я уже упоминала, жил Покровский. Он учил Сашу французскому и германскому языкам, истории, географии -- всем наукам, как гласила Анна Федоровна, и за то получал от нее Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа квартиру и стол; Саша была препонятливая девченка, хотя быстрая и шалунья; ей было тогда лет тринадцать. Анна Федоровна увидела матушке, что недурно бы было, если б и я стала обучаться, потом что в пансионе Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа меня недоучили. Матушка с радостию согласилась, и я целый год обучалась у Покровского вкупе с Сашей.

   Покровский был бедный, очень бедный юноша; здоровье его не позволяло ему ходить повсевременно обучаться, и его Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа так, по привычке только, звали у нас студентом. Жил он робко, смирно, тихо, так что и не слышно бывало его из нашей комнаты. На вид он был таковой странноватый; так неудобно прогуливался Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, так неудобно раскланивался, так дивно гласил, что я поначалу на него без смеху и глядеть не могла. Саша беспрерывно над ним проказничала, в особенности когда он нам уроки давал Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа. А он вприбавок был раздражительного нрава, беспрестанно сердился, за каждую малость из себя выходил, орал на нас, сетовал на нас и нередко, не докончив урока, рассерженный уходил в свою комнату. У себя же он Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа по целым денькам посиживал за книжками. У него было много книжек, и всё такие дорогие, редчайшие книжки. Он где-то еще учил, получал кое-какую плату, так что чуток, бывало, у него Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа заведутся средства, так он тотчас идет для себя книжек брать.

   С течением времени я выяснила его лучше, короче. Он был наидобрейший, достойнейший человек, лучший из всех, которых мне встречать удавалось. Матушка Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа его очень уважала. Позже он и для меня был наилучшим из друзей, -- очевидно, после матушки.

   Поначалу я, такая большая женщина, дурачилась заодно с Сашей, и мы, бывало, по целым часам ломаем Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа головы, вроде бы раздразнить и вывесть его из терпения. Он страшно забавно сердился, а нам это было очень весело. (Мне даже и вспоминать это постыдно.) Раз мы раздразнили его кое-чем чуть ли не Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа до слез, и я слышала ясно, как он шепнул: "Злые малыши". Я вдруг смутилась; мне стало и постыдно, и горько, и жаль его. Я помню, что я побагровела до ушей и чуть Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа ли не со слезами на очах стала просить его успокоиться и не дуться нашими глуповатыми шалостями, но он закрыл книжку, не докончил нам урока и ушел в свою комнату. Я целый денек Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа надрывалась от раскаяния. Идея о том, что мы, детки, своими жестокостями довели его до слез, была для меня невыносима. Мы, стало быть, ожидали его слез. Нам, стало быть, их хотелось Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа; стало быть, мы успели его из последнего терпения вывесть; стало быть, мы против воли принудили его, злосчастного, бедного, о собственном свирепом жребии вспомнить! Я всю ночь не спала от досады, от печалься, от раскаянья Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа. Молвят, что раскаянье упрощает душу, -- напротив. Не знаю, как примешалось к моему горю и самолюбие. Мне не хотелось, чтоб он считал меня за малыша. Мне тогда было уже пятнадцать лет.

   С этого денька Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа я начала истязать воображение мое, создавая тыщи планов, каким бы образом вдруг вынудить Покровского поменять свое мировоззрение обо мне. Но я была тотчас застенчива и робка; в реальном положении моем я ни Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа на что не могла отважиться и ограничивалась одними мечтаниями (и бог знает какими мечтаниями!). Я закончила только проказничать вкупе с Сашей; он закончил на нас сердиться; но для самолюбия моего этого Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа было не много.

   Сейчас скажу несколько слов об одном самом необычном, самом любопытном и самом ничтожном человеке из всех, которых когда-либо мне бывало встречать. Поэтому говорю о нем сейчас, конкретно в Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа этом месте моих записок, что до самой этой эры я практически не направляла на него никакого внимания, -- так всё, касавшееся Покровского, стало для меня вдруг занятно!

   У нас в доме Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа являлся время от времени старичок, запачканный, плохо одетый, небольшой, седенький, мешковатый, неудобный, одним словом, странноватый донельзя. С первого взора на него можно было помыслить, что он будто бы чего-то стыдится, будто бы ему самого Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа себя совестно. Оттого он всё как-то съеживался, как-то кривлялся; такие ухватки, ужимки были у него, что можно было, практически не ошибаясь, заключить, что он не в собственном уме. Придет, бывало Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, к нам, да стоит в сенях у стеклянных дверей и в дом войти не смеет. Кто из нас мимо пройдет -- я либо Саша, либо из слуг, кого он знал подобрее Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа к нему, -- то он на данный момент машет, манит к для себя, делает различные знаки, и разве только когда кивнешь ему головою и позовешь его -- условный символ, что в доме нет Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа никого стороннего и что ему можно войти, когда ему угодно, -- только тогда старик тихонько отворял дверь, Отрадно улыбался, потирал руки от наслаждения и на цыпочках прямо отчаливал в комнату Покровского. Это был его отец Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа.

   Позже я выяснила тщательно всю историю этого бедного старика. Он когда-то кое-где служил, был без мельчайших возможностей и занимал самое последнее, самое малозначительное место на службе. Когда погибла 1-ая его супруга Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа (мама студента Покровского), то он вздумал жениться во 2-ой раз и женился на мещанке. При новейшей супруге в доме всё пошло ввысь дном; никому житья от нее не стало Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа; она всех к рукам прибрала. Студент Покровский был тогда еще ребенком, лет 10. Мачеха его возненавидела. Но небольшому Покровскому благоприятствовала судьба. Помещик Быков, знавший бюрократа Покровского и прошлый некогда его благодетелем, принял малыша под Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа свое покровительство и расположил его в какую-то школу. Интересовался же он им поэтому, что знал его покойную мама, которая еще в девицах была облагодетельствована Анной Федоровной и выдана ею замуж Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа за бюрократа Покровского. Государь Быков, друг и маленький знакомый Анны Федоровны, движимый благородством, отдал за женой 5 тыщ рублей приданого. Куда эти средства пошли -- непонятно. Так мне говорила всё это Анна Федоровна; сам же Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа студент Покровский никогда не обожал гласить о собственных семейных обстоятельствах. Молвят, что его мама была очень хороша собою, и мне удивительно кажется, почему она так безуспешно вышла замуж, за такового малозначительного человека... Она Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа погибла еще в юных летах, года четыре спустя после замужества.

   Из школы юный Покровский поступил в какую-то гимназию и позже в институт. Государь Быков, очень нередко приезжавший в Петербург, и Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа здесь не оставил его своим покровительством. За расстроенным здоровьем своим Покровский не мог продолжать занятий собственных в институте. Государь Быков познакомил его с Анной Федоровной, сам рекомендовал его, и таким макаром юный Покровский Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа был принят на хлебы, с уговором учить Сашу всему, чему ни будет нужно.

   Старик же Покровский, с горя от жестокостей супруги собственной, предался самому дурному пороку и практически всегда бывал в нетрезвом виде Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа. Супруга его бивала, сослала жить в кухню и до того довела, что он в конце концов привык к побоям и дурному обхождению и не сетовал. Он был еще не Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа очень старенькый человек, но от дурных наклонностей практически из мозга выжил. Единственным же признаком человечьих великодушных эмоций была в нем неограниченная любовь к отпрыску, Гласили, что юный Покровский похож как две капли воды на покойную Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа мама свою. Не мемуары ли о прежней хорошей супруге породили в сердечко погибшего старика такую безграничную любовь к нему? Старик и гласить больше ни о чем же не мог, как о отпрыску Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, и повсевременно дважды в неделю навещал его. Почаще же приходить он не смел, так как юный Покровский вытерпеть не мог отцовских посещений. Из всех его недочетов, безусловно, первым и важным Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа было неуважение к папе. Вобщем, и старик был тотчас пренесноснейшим существом на свете. Во-1-х, он был страшно любопытен, во-2-х, дискуссиями и расспросами, самыми пустыми и бестолковыми, он поминутно мешал отпрыску заниматься и Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, в конце концов, являлся время от времени в нетрезвом виде. Отпрыск понемногу отучал старика от пороков, от любопытства и от поминутного болтания и в конце концов довел до того, что тот Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа слушал его во всем, как оракула, и рта не смел разинуть без его позволения.

   Бедный старик не мог надивиться и нарадоваться на собственного Петеньку (так он называл отпрыска). Когда он приходил к Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа нему в гости, то практически всегда имел некий озабоченный, застенчивый вид, возможно, от неизвестности, как-то его воспримет отпрыск, заурядно длительно не решался войти, и если я здесь случалась, так он меня минут Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа 20, бывало, расспрашивал -- что, каковой Петенька? здоров ли он? в каком конкретно расположении духа и не занимается ли чем-нибудь принципиальным? Что он конкретно делает? Пишет ли либо размышлениями какими занимается? Когда Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа я его довольно ободряла и успокоивала, то старик в конце концов решался войти и тихо-тихо, осторожно-осторожно отворял двери, просовывал поначалу одну голову, и если лицезрел, что отпрыск не сердится и кивнул Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа ему головой, то тихонько проходил в комнату, снимал свою шинельку, шапку, которая вечно у него была измятая, дырявая, с оторванными полями -- всё вешал на крюк, всё делал тихо, неслышно Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа; позже садился где-нибудь осторожно на стул и с отпрыска глаз не спускал, все движения его ловил, желая угадать размещение духа собственного Петеньки. Если отпрыск немножко был не в духе и старик примечал это Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, то тотчас приподымался с места и разъяснял, "что, мол, я так, Петенька, я на минуту. Я вот далековато прогуливался, проходил мимо и отдохнуть зашел". И позже безгласно, покорливо брал свою шинельку Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, шляпенку, снова потихоньку отворял дверь и уходил, улыбаясь через силу, чтоб удержать в душе накипевшее горе и не выказать его отпрыску.

   Но когда отпрыск воспримет, бывало, отца отлично, то старик себя Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа не слышит от радости. Наслаждение проглядывало в его о лице, в его жестах, в его движениях. Если отпрыск с ним заговаривал, то старик всегда приподымался малость со стула и отвечал тихо, подобострастно, практически Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа с благоговением и всегда стараясь употреблять отборнейшие, другими словами самые сметные выражения. Но дар слова ему не давался: всегда смешается и сробеет, так что не знает, куда руки девать, куда себя Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа девать, и после еще длительно про себя ответ шепчет, вроде бы желая поправиться. Если же удавалось отвечать отлично, то старик охорашивался, оправлял на для себя жилетку, галстух, фрак и воспринимал вид собственного плюсы Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа. А бывало, до того ободрялся, до того простирал свою смелость, что тихонько вставал со стула, подходил к полке с книжками, брал какую-нибудь книгу и даже здесь же прочитывал чего-нибудть, какая бы Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа ни была книжка. Всё это он делал с видом притворного равнодушия и хладнокровия, будто бы бы он и всегда мог так хозяйничать с сыновними книжками, будто бы ему и не Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа в диковинку ласка отпрыска. Но мне раз случилось созидать, как бедняк ужаснулся, когда Покровский попросил его не трогать книжек. Он смешался, заторопился, поставил книжку ввысь ногами. позже желал поправиться, перевернул и поставил обрезом наружу Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа, улыбался, багровел и не знал, чем загладить свое грех. Покровский своими советами отучал понемногу старика от дурных наклонностей, и как лицезрел его раза три сряду в трезвом виде, то при первом Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа посещении давал ему на прощанье по четвертачку, по полтинничку либо больше. Время от времени брал ему сапоги, галстух либо жилетку. Зато старик в собственной обнове был горд, как петушок. Время от Ох уж эти мне сказочники! Нет чтобы написать что-нибудь полезное, приятное, усладительное, а то всю подноготную в земле вырывают! Вот уж запретил бы им писа времени он входил к нам. Приносил мне и Саше пряничных петушков, яблоков и всё, бывало, толкует с нами

ohrana-materinstva-i-detstva.html
ohrana-obekta-sobakoj-na-bloke.html
ohrana-obektov-s-primeneniem-tehnicheskih-sredstv-ohrani.html